Казахстан занимает одно из ведущих мест в мире по запасам нефти (12-ое место в мире, 1.8% от мировых запасов). Среди стран СНГ государство также является одним из лидеров по запасам и производству нефти в регионе, уступая первое место лишь России. По оценкам компании BP, при текущих объемах добычи, нефти хватит на 49 лет. Нефтегазовая промышленность является одним из основных драйверов роста ВВП страны, отражая существенную зависимость экономики от доходов отрасли. Снижение мировых цен на нефть (с $98 в 2014г до $53 в 2015г и $44 в 2016г) и небольшой спад её добычи способствовали замедлению экономического роста с 4.1% в 2014 до 1.2% и 1% в 2015, 2016 годах. 

Краткое резюме

Казахстан занимает одно из ведущих мест в мире по запасам нефти (12-ое место в мире, 1.8% от мировых запасов). Среди стран СНГ государство также является одним из лидеров по запасам и производству нефти в регионе, уступая первое место лишь России. По оценкам компании BP, нефти хватит на 49 лет добычи. Запасы природного газа согласно отчету BP составляют 1 трлн куб.м, 0.5% мировых запасов, при этом при текущих объемах добычи газа хватит на 75 лет. Обладая значительным потенциалом развития углеводородной отрасли, страна привлекает внимание иностранных инвесторов и является одним из крупных игроков на мировом рынке.

Нефтяной сектор Казахстана представлен более 200 месторождениями, сосредоточенными в основном на западе страны. Страна ежегодно добывает около 78-80 млн тонн нефти (~1.6-1.7 млн баррелей в сутки), с завершением проектов по расширению максимальный уровень добычи к 2025 году по прогнозам может достигнуть 110 млн тонн (при данном объеме суточная добыча превысит 2 млн баррелей в сутки).

Нефтегазовая промышленность является одним из основных драйверов роста ВВП страны, отражая существенную зависимость экономики от доходов отрасли. Снижение мировых цен на нефть (с $98 в 2014г до $53 в 2015г и $44 в 2016г) и небольшой спад её добычи способствовали замедлению экономического роста с 4.1% в 2014 до 1.2% и 1% в 2015, 2016 годах.

В целом, динамику роста ВВП Казахстана можно разделить на три отдельных периода: c 1990 по 1999 годы практически нулевой рост, период с 2000 по 2014 год, когда позитивная динамика цен на нефть, приток инвестиций и рост добычи способствовали ежегодному повышению ВВП Казахстана в среднем на 7-8% (кроме периода мирового кризиса в 2007-2009 годах), и период 2015-2017 годов, характеризуемый устойчивым и резким падением цен на нефть, снижением добычи и инвестиций в сектор.   

Отметим, что с 2000 по 2004 годы, несмотря на достаточно низкие цены на нефть, приток иностранных инвестиций в нефтегазовую отрасль (за 4 года валовые прямые инвестиции в сектор выросли более, чем в два раза) обеспечил быстрое наращивание добычи нефти в стране и увеличение экспортных поставок, и, как следствие, рост ВВП достигал двузначных значений.

Приток иностранных инвестиций в последующие годы увеличивался (особенно в геологоразведку), а рост добычи нефти и экономики стабилизировался. Следуя за котировками цен на нефть в 2008-2009 годах, экономика страны резко замедлилась, затем в 2010-2014 годы, вновь отскочила за отметку в 5% ежегодного роста, когда цены на черное золото достигали максимальных значений, превышая $100 за баррель. Таким образом, в течении всего срока независимости Казахстана основным катализатором активного экономического роста был сектор нефти и газа. В свою очередь, основными факторами роста сектора были цена, прямые инвестиции, и рост добычи нефти. Другие отрасли экономики не смогли обеспечить столь сильного и устойчивого роста ВВП.

Стремительное развитие нефтегазовой отрасли страны в течение десятилетия привело к существенной зависимости экономики от экспорта нефти и волатильности цены на черное золото. Экспорт нефти и газа в 2013 и 2014 достигал 70% от всего экспорта страны. Доля нефтегазового сектора в ВВП достигала 30% в 2011. С учетом дополнительного финансирования расходов госбюджета из Нацфонда (НФ), вклад нефтегазового сектора в ВВП был еще больше. В последние несколько лет, в среднем, доля прямых инвестиций в нефтегазовую отрасль занимает чуть более половины валового притока иностранных инвестиций в страну, снизившись с рекордных уровней в более ранние периоды.

Текущий период, начиная с 2015 года, обнажил слабость сырьевой направленности экономики страны, которая отразилась на ухудшении макроэкономических показателей. После снижения цен и объемов добычи нефти резко снизился рост ВВП и возникли фискальные дисбалансы, которые истощали валютные активы НФ - уменьшение с пика в $73.2 млрд в 2014 году до $61.2 млрд к концу 2016 года (снижение на $12 млрд). На фоне неблагоприятной внешней конъюнктуры консолидированный госбюджет перешел из профицита к дефициту и еще больше вырос ненефтяной дефицит.

Результатом снижения чистого экспорта более чем втрое с 2014 года стало углубление дефицита счета текущих операций от профицита в 2.8% в 2014 году до дефицита в 6.3% от ВВП в 2016 году. При этом, негативные последствия снижения экспортных доходов нивелировал рекордный приток прямых инвестиций по финансовому счету в $14 млрд в 2016 году, перекрыв дефицит по текущему счету (51% валового притока инвестиций в 2016 был направлен в нефтегазовый сектор).

Важную роль для абсорбирования негативных последствий сырьевой зависимости экономики должен был играть Национальный фонд (контрциклическая политика использования Нацфонда). В период высоких цен на нефть, с целью недопущения перегрева экономики, Национальный фонд должен был выполнять функции по стерилизации и накоплению нефтедолларов для снижения волатильности и зависимости бюджетных расходов от нефтегазового сектора. В период падения цен на черное золото активы НФ должны были служить в качестве стабилизационного механизма для направления средств на стимулирование и поддержание экономического роста. 

На наш взгляд, использование средств из НФ не соответствовало контрциклической политике и носило определённый проциклический характер. Так, в годы достаточно высоких цен на нефть (2010-2014 гг.), расходование активов НФ продолжилось и осталось практически на уровне трат во время кризисных 2008-2009 годов. Таким образом, избытки нефтедолларов, полученные в годы благоприятной ценовой конъюнктуры, не успевали аккумулироваться в достаточной мере, при этом росла зависимость государственных расходов от использования средств Нацфонда. После кризиса 2007-2009 ненефтяной дефицит госбюджета оставался на неприемлемо высоком уровне.

Также в последние несколько лет государство активно привлекает средства НФ не на прямую поддержку экономики, а на обеспечение финансовой устойчивости тех или иных институтов. К примеру, в 2009 г. НФ предоставил облигационный займ для Самрук-Казына (сопоставимый по размеру с 3.7% ВВП), который в свою очередь в основном использовался для поддержки национализации банков. В 2015 году НФ снова предоставил облигационный займ для Самрук-Казына (сопоставимый с 1.8% ВВП), средства от которых обеспечили покрытие внешних обязательств НК КМГ. В 2017 средства НФ в том числе пошли на оздоровление БВУ (сопоставимые с 4% ВВП).

В настоящее время отмечается начало процесса более рационального использования средств из НФ. Меры по снижению уровня трансфертов и уменьшению зависимости экономики от нефтяных доходов нашли отражение в согласованной в прошлом году новой концепции НФ. Однако документ еще далек от лучшей мировой практики по накоплению и использованию суверенных фондов страны.

По нашим расчетам, цена нефти, при которой консолидированный бюджет страны будет нейтральным, должна составить $55 в 2017 году (не учитывая единоразовое направление средств на оздоровление банковского сектора в текущем году), что примерно совпадает с нашими прогнозными ценами на нефть в 2017 году. В данных условиях можно ожидать формирования приемлемого фискального баланса страны.

В первом полугодии этого года отмечается неожиданно высокий рост ВВП (4.2%). Главным драйвером роста снова выступил нефтегазовый сектор, а также горнорудный сектор (производство металлов). По сравнению с первым полугодием 2016 года средняя цена на нефть выросла на 30% до $52, а благодаря Кашагану добыча нефти увеличилась на 10%.  

Ценовая турбулентность на нефтяном рынке привела к тому, что нефтедобыча сейчас едва держится на грани рентабельности. По нашим расчетам, операционная себестоимость добычи одного барреля нефти на казахстанских месторождениях, за исключением Кашагана, колеблется в диапазоне $7-$48/bbl. Такой широкий размах объясняется разной стадией зрелости месторождений.

Отрасль разведки и разработки новых месторождений в последние годы характеризуется выходом инвесторов из проектов и направлением основной части инвестиций в добычу уже существующих месторождений. Поэтому надежды участников отрасли главным образом связаны с увеличением добычи на трех месторождениях-гигантах Карачаганак, Кашаган и Тенгиз.

В целом, сырьевая зависимость экономики и волатильность цены на нефть является одним из ключевых факторов риска экономической стабильности Казахстана. Негативные шоки колебаний цен на черное золото отрицательно влияют на основные компоненты валового продукта: снижается потребление, инвестиции, расходы государства.

При этом, положительные шоки также имеют негативные последствия для экономики страны: структура экономики перестраивается в сектор неторгуемых товаров (строительство, услуги, и так далее), при этом сектор торгуемых товаров стагнирует (обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство). Также, неправильно проводимая контрциклическая политика является причиной растущего потребительского и инвестиционного импорта.

Таким образом, местное производство не может конкурировать с более дешевым импортом во время высоких цен на нефть, но при этом в период низких цен производство также испытывает трудности ввиду общего падения деловой активности и недостатка финансирования.

Среди прочих недостатков сырьевой направленности экономики мы отмечаем увеличение государственных инвестиций в бизнес в период высоких цен на нефть, что приводит к преобладанию государственного сектора над частным. Небольшая доля частного сектора в экономике является одной из главных причин слабой развитости рыночных отношений и слабой конкурентоспособности местного бизнеса.

В Казахстане значительная доля занятого населения работает в государственных структурах и получает доходы, финансируемые волатильными и истощающимися нефтяными доходами. В долгосрочной перспективе стабильная занятость в данной сфере несостоятельна, необходимо снижение данной доли для более эффективного использования нефтяных доходов. Отметим также, что нефтяной сектор характеризуется как достаточно капиталоемкий, поэтому он не является сектором, активно создающим рабочие места.  

Все данные факты говорят о срочной необходимости диверсификации экономики для снижения зависимости совокупных доходов страны от колебаний цен на нефть и улучшения политики по использованию Национального фонда. С точки зрения диверсификации, скорейшее проведение структурных реформ, разгосударствление экономики, развитие рыночных отношений и частного сектора будут главными драйверами этого процесса.

Для полной версии отчета скачайте pdf-версию.